23:21 

2.30

Кэртианские кинки
"Если у Первого Маршала нет голоса, он снимает штаны!" (с)
Катари/Алва/Ричард
У Катари и Рокэ внегласный спор "кто первый" - оба совращают Ричарда. Первым получается Алва. желательно несколько сцен по отдельности и обязательно финальную - секс на троих

@темы: выполненные заявки, 2 тур

URL
Комментарии
2009-10-10 в 20:47 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
- Привести сюда лекарей, пусть осмотрят пленных. Насильников – повесить, - и тут же со всех сторон раздались голоса: протестующие - разгневанные преступников, и одобрительные – их жертв. С остальными разберемся завтра.
Алва оглянулся и встретился взглядом с оруженосцем. Тот выглядел так, будто вот-вот упадет в обморок. Юноша отхлебнул из протянутой теньентом фляжки и даже не поморщился, хотя вряд ли в той была вода. Ворон одобрительно ухмыльнулся: жаловаться юноша не собирается, вот и чудно. Веселье только начинается. Гонец от Ансела -как раз вовремя, значит святой отец решил посетить площадь Леопардов… Занятно.
- Полковник Морен, отправляйтесь на двор Висельников и приведите ко мне Короля этих сирых и убогих, на площадь Леопардов. Думаю, что мы не успеем управиться раньше вас.
- Двор Висельников? – Леворукий, ну откуда в этом юноше столько наивности?! – Разве это не черноленточники?
- Вы слишком верите, юноша, романтическим виршам Дидериха. Господин поэт изволил приукрасить действительность, как видите. И обитатели этих трущоб вовсе не герои его виршей, а вполне реальные люди, вернее ызарги.
- Не может быть…
- Нацепить черные банты – не хитрое дело. Лигисты на площади с Авниром жгут дома и молятся. А здесь развлекались господа грабители. А теперь довольно разговоров.

На подъезде к месту действия их догнал порученец Эмиля. Что ж, теперь за город можно не волноваться, еще до полудня Савиньяк –младший наведет в нем порядок. Следовало взять лигистов в тиски: людей для этого вполне достаточно, пуль тоже, даже ветер на их стороне, относя дым к Данару, где гореть было нечему – хорошо, что недавно прошли дожди, а значит с пожарами удастся справиться достаточно быстро. Долго возиться с толпой черноленточников не пришлось: бывшие лавочники и ремесленники в отличие от подданных Короля Висельников как не знали держать в руках ножи, а караулы выставили, только чтобы свои же не сбегали, поэтому минут через десять все было кончено. Среди перепуганных горожан метался брызгающий слюной епископ, удивительно похожий на взбесившегося грача, и грозил солдатом земными и небесными карами. Ворон, прищурившись, созерцал полыхавшие дома. Трупов нет, живых людей не видно… Занятно… Алва покосился на длинноволосых дев, украшавших особняк Ариго. Не нанести ли визит вежливости в сей чудный дом? Тем более что по слухам, здесь проживает родственник. Оставив внизу нервничающих Окделла и полковника Ансела, Ворон намочил одежду в фонтане и вскарабкался на балкон. Как он и подозревал, обитатели покинули особняк, прихватив с собой самое ценное. Огонь, по-кошачьи басовито мурлыча, быстро распространялся по этажу. В одной из комнат и обнаружился ворон, запертый в клетке. Видно почуяв пожар, птица билась о прутья в тщетной попытке освободиться. К самому ценному, по мнению хозяев дома, чернокрылый пленник не относился и был то ли забыт, то ли оставлен специально. Прихватив с собой клетку, Алва быстро обошел оставшиеся комнаты. Пламя охватило почти весь этаж, когда он, наконец, вышел на балкон. Почуяв свободу, ворон хрипло закаркал и вновь попытался освободиться. Рокэ рассмеялся и открыл клетку. Пусть хоть одному из них достанется свобода. Спуститься было делом минутным, как и отмахнуться от заботы встревоженного Ансела и ответить усмешкой на внимательный взгляд оруженосца. Тот вздрогнул и отвел глаза. Мальчишка… «Но не мой звучит лучше, чем мертвый», не так ли? Он повернулся, отыскивая взглядом мятежного священника.
- Ваше Преподобие, я обнаружил в доме кое-что, что может весьма заинтересовать вас, как служителя нашей церкви, не соблаговолите ли взглянуть?
- Нет! Я никуда не пойду с мерзким еретиком и пособником Леворукого!
- Всего лишь его должник, - злая улыбка кривит губы. – Вы должны это видеть. Идемте, я провожу вас.
Священник оглянулся, видимо в поисках помощи, но те, кто совсем недавно готов был повиноваться малейшему его знаку, виновато прятали глаза и отворачивались. Не найдя поддержки, тот гордо вскинул голову и направился к крыльцу. Весь верхний этаж был занят огнем, который уже стал спускаться, еще голодный, еще не побежденный. Из мезонина вырвался алый от злобы язычок пламени. Алва усмехнулся и пошел следом. Далеко идти не пришлось, увидев возникшую на потемневшей от дыма стене фреску, изображавшую пегую кобылу, священник взвизгнул, отшатнулся и бросился бежать. На свою беду - в прямо в объятия спустившегося огня. Ворон пожал плечами, если негодяй решил наказать сам себя, то стоит ли ему мешать?

Яркий утренний свет заливал улицы притихшего, присмиревшего города. Известий от Морена все еще не было, но их следовало ждать с минуты на минуты, а минуты эти неплохо бы потратить хоть на небольшой отдых. Недолго думая, Рокэ постучался в первую попавшуюся дверь. За ней послышался легкий шум, громкие недовольные голоса, а затем она распахнулась: на пороге стояла худая светловолосая женщина.
- Доброе утро, сударыня, - галантно поклонился Ворон. – Вы очевидно хозяйка этого дома?
Поколебавшись, женщина кивнула.
-Разрешите представиться. Я Рокэ Алва. Простите, что мы вас обременяем, но не найдется ли у вас вина?
- Монсеньор… - голос женщины дрогнул, а щеки окрасила бледная тень румянца. – Не угодно ли вам пройти?
- Благодарю вас, сударыня.
В доме было сумрачно и тихо. Сбившиеся в кучку домочадцы взирали на пришельцев одновременно с тревогой и надеждой. Еще бы, ночь выдалась не самая тихая. Хозяйка после того, как пожилая молодящаяся дама представила свое семейство, проводила гостей в гостиную. Вино, что она подала, конечно, не шло ни в какое сравнение с кэналлийским, но было весьма неплохим, а солнечный свет, льющийся в комнату, через поднятые, наконец, шторы, вернули стылой комнате краски и уют. А уж вертящийся на стуле и оживлено болтающий Эмиль создавал совсем уже домашнюю обстановку.
- Монсеньор… - неловко застывший на пороге Дикон, за плечом которого застыл еще более смущенный сын хозяйки, заставил прикусить губу, скрывая улыбку.
- Я вас слушаю…Ричард.
- Герард хотел поступить на военную службу, но его прошение затерялось где-то у графа Ариго.
Ах, вон оно что… Что ж, пока не прибудет полковник Морен, заняться нечем, почему бы не побеседовать с молодым человеком, что так восторженно рассматривал вооруженных до зубов гостей. Услышав полное имя юноши и увидев, как досадливо поморщился оруженосец, Ворон совсем развеселился. Сын Арамоны, надо же. Но, кажется, юноша пошел в мать, а не в отца. К такому стоило приглядеться, тем более, что почтенный начальник Лаик недавно почил, оставив супругу вдовой, а детей сиротами.
- Монсеньор…
А вот и Морен.
Связанные мародеры, завидев приближающихся военных, заверещали что-то о том, что преосвященный Авнир обещал им отпущение грехов. Слушать эту муть не было никаких сил. Короткая беседа с серым щуплым человечком, которым почитался королем «отверженных» принесла с собой болтающийся на ветке труп оного и золотую подкову – знак «королевской власти». Алва обвел разномастную толпу взглядом и встретился глазами с загорелым широкоплечим человеком, тот взгляд выдержал. Рокэ подозвал его к себе.
- Звать как?
- Джанис.
- И что же забыл здесь среди сухопутных ызаргов моряк?
Только сейчас тот отвернулся, явно не собираясь отвечать. Ошейник с подковой звонко щелкнул, застегиваясь на его шее.
- Что это? – ошеломленно хлопал глазами бывший моряк.
- Вот решил почтить память Дидериха, которого так любят романтически настроенные юноши, вроде моего оруженосца. Должен же быть у двора висельников хоть один приличный король.
- Монсеньор..
- Забирайте каждого десятого из этой своры и убирайтесь. Попадетесь еще раз - пеняйте на себя.
- Что будет с остальными?
- Останьтесь и присоединитесь к ним. Думаю, что судейские ребята с удовольствием удовлетворят ваше любопытство.
- Спасибо, я как-нибудь обойдусь…

2009-10-10 в 20:47 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Детина убрался, а вот самому Ворону дел оставалось еще обоз и маленькая тележка. Да и возвращаться домой, где молились агарисские святоши, категорически не хотелось. Ричард привел гостей, вот пусть с ними сам и разбирается.
***
Пьяный от усталости и впечатлений Ричард вернулся домой. Хотелось упасть на кровать и спать, спать, спать… Но, во-первых, в доме все еще находились Оноре и монахи, во-вторых, эр отправил его домой, а сам вскочил на коня и был таков. Дик не думал, что кто-то осмелится поднять руку на маршала, но Ворон в конце концов нарушил приказ некоронованного правителя Талига, а тот не прощал такого.
Преосвященный дожидался вестей в гостиной. Он уже был собран по-дорожному, как и его спутники. Куда? Зачем?
- Благодарю вас, Ричард, за кров и защиту. Тебя и твоего эра. Но я и мои братья должны покинуть этот дом.
- Но монсеньор еще не вернулся. Разве вы не дождетесь его?
- Я не хочу подставлять герцога Алва под удар, - покачал головой Оноре. – Не уговаривайте меня. Лучше скажите, могу ли я хоть как-то отблагодарить за доброту?
- Что вы…
- Быть может, вы хотите исповедоваться?
- Но здесь нет подходящей исповедальни.
- Создатель услышит обращенные к нему слова везде, где бы мы ни находились, – улыбнулся святой.
- Тогда...
Исповедоваться… Если подумать, он так давно не делал этого, с момента приезда в Олларию ему почему-то все время не хватало времени посетить храм. Глядя в чистые светлые глаза Оноре, юноша понял, что тот был, пожалуй, единственным, кому он мог поведать о своих сомнениях.
- Я согласен.

Солнечный свет скользил по корешкам книг в библиотеке, в нем неспешно кружились в танце пылинки, а за окошком ворковали голуби. После ночи, полной крови, чужих слез и пороховой гари, до неправдоподобия мирная картина. Дикон потряс головой, собираясь с мыслями.
- Ты сомневаешься, Ричард?
Юноша удивленно замер. Он ожидал совсем не таких вопросов. Создатель, как же трудно ответить .
- Да.
- Боишься ли ты своих сомнений?
- Да, - почему голос звучит так глухо? – я не должен, но...
- Сомнения дарованы нам Создателем. Лишь он непогрешим и видит , чье сердце полно ненависти, а чье любви. Тот, кто не сомневается, тот не слышит голос Его, – рука взъерошила волосы. – В чем ты сомневаешься, Ричард?
- Я должен ненавидеть, того кого ненавидеть не могу. Я не могу понять его. У него злая усмешка и ядовитые слова, но он столько раз спасал меня. Я полюбил ту, которую любить был не должен. Я хотел служить ей, но мне кажется, что она предала меня. Я не знаю, чему верить, что выбрать…
- В твоем сердце нет ненависти и это хорошо. Ты умеешь любить, а это значит, что тебя есть, на что опереться. Если твой разум под властью сомнений, то прислушайся к тому, что говорит тебе сердце, у тебя ведь очень мудрое сердце, Ричард Окделл. Твой эр горд, твой эр силен, твой эр не верит никому, слишком часто должно быть чужая злоба вонзала ему отравленный кинжал в спину. Он из тех, кто прячет сердце за броней злых слов и насмешек. Срели всех тех, кого я встретил за это время, лишь он спасал слабых и вставал против сильных. Он щит, что закрывает собой Олларию от скверны. И будь благословенен он и дом его, ибо многие таят злобу на Повелителя Ветров.
Ричард прикрыл глаза, позволяя утешающим словам проникнуть в душу. Он прижался губами к руке клирика, а тот вознес короткую молитву-благословение. Больше они не разговаривали до самих ворот. Глядя вслед удаляющимся фигурам в сером, Ричард от всей души желал им благополучно добраться до Агарисса. В этом мире должно остаться хоть что-то, во что можно верить.

2009-10-10 в 21:11 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Ыыыыы, дальше, дальше... *грызёт ногди и бегает по потолку*

2009-10-10 в 21:15 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Botan-chan , ыыыыы...сейчас автор дочистит и выложит*пните меня, пните*

2009-10-10 в 21:21 

Пишу за фидбэк.
trii-san, )))

пара тапок

2009-10-10 в 21:25 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Botan-chan , спасибо))) это автор виноват)

2009-10-10 в 21:42 

Далек-вышивалек
trii-san, ещё-ещё-ещё!!! :hlop: :hlop: :hlop:

2009-10-10 в 22:11 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
quartusego , :goodgirl: Момент)

2009-10-10 в 22:38 

вынесло

URL
2009-10-10 в 22:39 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Часть 11.
Несколько дней прошли в беспрерывной суете и разъездах – армия готовилась к новой военной компании. Это стало благовидным предлогом, чтобы игнорировать все более настойчивые приглашения эра Августа. Ричард понимал, что ему припомнят и Надор, и ночь святой Октавии, и то, что он избегает общества как королевы, так и самого кансилльера, - он любил эра Августа, но не хотел попадать под град упреков. Но ничто не вечно под луной, когда-нибудь повода не откликнуться на приглашение не будет. Так и случилось.
Когда Ричард проснулся и спустился вниз, Хуан передал ему, что монсеньор покинул особняк еще на рассвете и не оставил для оруженосца никаких поручений, а это значило, что в этом день юноша оставался предоставлен сам себе. Зарядил мелкий противный дождик, небо заволокло тучами, такими же траурно-серыми, как настроение у герцога Окделла. Понимая, что дальше откладывать не получится, Ричард начал медленно собираться, оттягивая предстоящую встречу.

"Катарина-Леони Оллар, урожденная графиня Ариго, герцог Анри-Гийом Эпинэ, маркиза Антуанетта-Жозефина Эр-При, герцог Вальтер-Эрик-Александр Придд, герцогиня Ангелика Придд, граф Валентин-Отто Васспард, граф Штефан Фердинанд Гирке-ур-Приддхен, граф Эктор-Мария-Максимилиан Ауэберг, виконт Иоганн-Йозеф Мевен, граф Людвиг Килеан-ур-Ломбах, виконт Теодор Килеан, граф Генри Рокслей, виконт Джеймс Рокслей, граф Ги Ариго, граф Иорам Энтраг, граф Август Штанцлер, виконт Фридрих Шуленвальд, граф Луи Феншо-Тримейн, барон Жан-Филип Феншо, его наследник Эдвард, барон Александр Горуа, его наследник Симон, барон Альфред Заль, его наследник Северин, барон Ангерран Карлион, барон Питер Джеймс Лоу, его наследник Роберт, барон Максимилиан Гайар, его наследник Жорж... "

- Эр Август, что это за список? – Ричард недоуменно повертел в руках листок.
- Это люди, которые умрут этой осенью.
- Но…королева, ее братья…Как?
- Ты не знаешь? – граф грустно покачал головой. – Впрочем, откуда? Вряд ли бы Ворон сообщил тебе это. Братья королевы в Багерлее. А она со дня на день ждет, когда придут и за ней.
- Почему?!!
- Ты не помнишь, выносил ли Ворон что либо из особняка Ариго?
- Нет, он снял даже сапоги. Хотя…погодите. Рубашка топорщилась на груди.
- Это был наш приговор, Дик.
- Приговор?
- Дикон, в том, что Рокэ нашел в кабинете маршала Ариго копии полученного от епископа Авнира графом Килеаном письма – подделанный или якобы поделанный приказ Квентина Дорака оставаться в казармах. В довершение всего Ворон обнаружил, что Ариго и их слуги заранее покинули дом и вывезли все ценные вещи. Теперь Килеана-ур-Ломбаха и братьев Катари обвиняют в разжигании мятежа и подделке документов. Но…если бы они были заговорщиками, то, собираясь уехать, стали бы оставлять такие важные бумаги в доме? Иорам Ариго признал, что его предупредили, что особняк подожгут, и он вывез вещи. Это было глупо, ему следовало предупредить королеву или меня, но уже слишком поздно…
- Катари… Но она же королева! Они не посмеют!
- Не знаю... – пряча глаза, покачал головой граф - Ее величество – главная помеха, предстоящей женитьбе короля.
Видя недоуменный взгляд Ричарда, кансилльер пояснил.
- В стране не хватает хлеба и золота. Все это могут дать нам Дриксен или Фельп. А им нужен лучший полководец Золотых Земель. Ариго, сидящая на троне, только мешает им. Проклятый Дорак… Оноре считал, что с олларианской церковью возможно примирение, и поплатился за это жизнью.
- Оноре умер?!
- Убит, - горько улыбнулся эр Август, - на границе с Гайифой.
- Кто? Эр Рокэ не мог…его не было!
- А кэналлийцы были, – жестко ответил Штанцлер. – Я понимаю, Дик, что тебе хочется верить, что ты служишь честному и порядочному человеку, но это не так. Этот человек не способен любить, Дикон. Только ненавидеть. Он не способен строить. Только разрушать.
Кансилльер замолчал, тяжело дыша. Дрожащей рукой, он потянулся к шкафчику, достал небольшой флакон и накапал себя лекарства. Ричард поразился тому, как потемнел и осунулся эр Август, какие густые тени обвели глаза и тому, как трясутся руки с вздувшими венами. Жалость сжала сердце: сам эр Август тоже был в опасности, но думал в первую очередь о других: о Катари, о Дике, о Килеане, братьях Ариго, о стране.
- Я бы все на свете отдал, чтобы избавить тебя от этого разговора, но ты должен знать...Я хочу чтобы ты знал правду, чтобы никто не смог водить тебя за нос, Дикон.
- Что же делать…
Ричард прикрыл глаза. Скорбь о погибшем Оноре смешивалась со страхом за Катарину. Прошлое оказалось смыто этим страхом, как песок набежавшей волной.
- Мы... мы сможем подготовить побег?
- Ричард, - какие холодные пальцы у кансилльера! – Сбежавшая королева – это изменница, предательница. Сейчас ее защищает ее сан, в случае же побега… Да и она не согласится. Катарина – очень сильная девочка, которая всеми силами старается защитить близких ей людей, она будет бороться до последнего.
- Тогда…эр Август! Что делать?! Я поговорю с эром, он поможет.
- Раньше я думал, что связь с Алвой защитит королеву, но теперь он получил войну. Он еще мог помочь, если бы не… Дик, пообещай что наш разговор останется в тайне.
- Конечно!
- Прости мне мои сомнения. Конечно, сын Эгмонта Окделла не способен предать, - и снова грустная, но очень теплая улыбка. - Много лет назад королева предложила Ворону свое тело, но ее душа ему не досталась. Семь лет назад она отвергла его. Алва не простил ей этого до сих пор. Ворон любил Катарину Ариго, но получить так и не смог. Быть может, его еще удерживает память об этой любви, но если она умрет… Я боюсь этого. Мне… мне жаль Ворона. Он достиг таких высот, как никто, но внутри Алва пуст. И поэтому хочет смерти, он зовет ее, а приносит лишь другим. Это тяжелое бремя.
- Эр Август… Я понял, о чем вы говорите. Я ведь уже вызвал его на дуэль.
-Нет! Я не могу втягивать тебя в это! Я зря затеял этот разговор…Фамилия Окделл встанет в один ряд с Савиньяками, фок Варзов...Ты отстроишь Надор…
- Я… вы не правы!
- Дикон. Я сейчас уйду. Оставлю тебя наедине с собственной совестью. Если ты решишься, что ж... не буду скрывать, я буду рад. Если нет. Никто тебя не осудит. Я уже все обдумал. Ворон – великий воин. Убить его с помощью оружия не выйдет ни у кого. Тебе не выиграть этой дуэли. Но ты… ты живешь у него в доме.
На зеленое сукно, покрывающее стол, легко ложится массивное золотое кольцо. Алые, словно закат, камни, дружески подмигивают побледневшему юноше.
- В этом кольце яд: всего две крупинки. Каждой хватит на бутылку вина. Это безболезненная смерть, через сутки после того как человек выпил яд, он ложится спать и все… Я берег его для себя, но… я просто не вижу другого выхода.

Тихо скрипнула, закрываясь, дверь. Ричард обхватил голову руками, зарываясь пальцами в волосы. Медленный вдох и выдох. Кольцо, кажется, само скользнуло в руку. Как он покинул дом кансилльера, Дикон не помнил. Ноги сами несли его прочь, прочь, только прочь!
Очнулся он только тогда, когда оказался возле стен любимого монастыря Катарины. Недолго думая, юноша перелез через стену, карабкаясь по увивающим ее виноградным лозам. Он не думал, что может застать здесь Катари, ему просто хотелось побродить по дорожкам того сада, где впервые встретил ее, в надежде хоть немного разобраться в опутавших его сетями мыслях. Всего несколько шагов оставалось до знакомой скамейки, когда юноша услышал приглушенные голоса:
- Альберт, - тихо произнесла королева, - можно я буду вас так называть? Штанцлер
говорит, что вас так называют друзья. Мы ведь можем стать друзьями?
- Ваше Величество!
- А вы зовите меня Катари, разумеется, когда мы одни. Я всю жизнь мечтала о младшем
брате, старшие братья всегда заняты войнами, политикой и охотами, им не до вышедших из детской сестер... Ты не понимаешь, как страшно годами не говорить ни единого искреннего слова. Я почти рада этой нелепой сплетне, иначе я никогда бы не решилась на тайную встречу с молодым человеком.
- Эр Штанцлер предупредил меня, как вы рискуете.
- "Ты", Альберт, "ты"... А риск, что ж, ты рискуешь поменьше... Прости, я сегодня сама
не своя, мне вредно вспоминать. Давай поговорим о чем-нибудь другом.

2009-10-10 в 22:39 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Ричард отшатнулся, закрывая себе рот. Не может быть…Как…Катари! Пытаясь взять себя в руки, он осторожно раздвинул пусть и почти облетевшие, но все еще густые кусты. Катари вместе с каким-то незнакомым, прыщавым юнцом. Не доверяя себе, Ричард попятился, следовало бежать. Сейчас. Пока он еще может себя контролировать. Через ограду и дальше, сквозь сеть улиц, не останавливаясь и не задумываясь. Теплое, противное вино, наспех проглоченное в какой-то таверне, обжигающе горячий пирожок, купленный у уличной торговки – Дикон даже не почувствовал его вкуса – колючая ветвь небольшой акации, больно хлестнувшая по щеке, промокшие сапоги…
Золотое кольцо обжигает руки, и хочется закинуть его куда-нибудь, да хоть в Данар, но Ричард боится, что как в сказках, оно вернется к нему, и тогда уже у него не останется выбора. А есть ли он у него сейчас? Юноша сбился с шага. С раннего детства Ворон олицетворял для него все, что следовало ненавидеть: Талиг, Олларов, солдат, распоряжающихся в родовом замке, как в собственном доме, холодную и сухую мать, погибшего отца. Но он же избавил его от позора и даже смерти. Вся жизнь против коротенького года рядом с Вороном. Сомнения разъедают душу не хуже яда. И если это приближает его к Создателю, то он готов отказаться от такой чести. Если верить календарю, то вскоре их ждет Излом, но для него он уже наступил: прошлое и настоящее, верность семье и верность эру, Талиг и Талигойя, Катарина и Рокэ… Что ни выбери, куда ни поверни – ошибешься, сорвешься в пропасть. Этот выбор означает предательство. Стоит ли, сможет ли он жить после этого? Для чего?
- Если твой разум под властью сомнений, то прислушайся к тому, что говорит тебе сердце, у тебя ведь очень мудрое сердце, Ричард Окделл, - повторяет про себя Дикон слова Оноре и ускоряет шаг.
Юноша свернул в узкий, малолюдный переулок. Погруженный в свои мысли, Дикон отрешился от всего окружающего, за что немедля и поплатился.
- Ой…простите, пожалуйста, я вас не заметил, - слова увяли на губах, когда он встретился взглядом с холодными светлыми глазами наследника герцога Придда Валентином.
- Вы, очевидно, привыкли, что в Надоре вам уступают дорогу, здесь, в Олларии, вам следует быть более осмотрительным.
- Я уже извинился, граф, - сдерживая гнев, ответил Ричард.
В Лаик Валентин весьма успешно его игнорировал, а теперь, верно, и вовсе почитает за врага. Что ж, Ричард не обязан испытывать дружеских чувств к нему. Валентин такой же, как его отец! Скользкий Спрут, готовый чуть что, нырнуть на дно. Вальтер Придд нырнул и выжил, а Эгмонт Окделл погиб.
- Я вынужден принять ваши извинения, - как же раздражает эта вежливость, граничащая с оскорблениями!
- Могли бы и не утруждать себя! – огрызнулся Дикон. – Если я так задел вашу гордость, то мы можем прогуляться до Нохи.
- Я слышал, что вместо вас туда ходит драться ваш эр. Если так, то я вынужден отказать, мое мастерство не достаточно хорошо, чтобы скрестить с ним шпаги.
- Не беспокойтесь, - сквозь зубы ответит Ричард, - нам не помешают.
- Вы желаете обойтись без секундантов?
- Думаю, что мы можем положиться на честь друг друга. Итак, ваш ответ?
- Я принимаю ваше приглашение.

Ноха, Ноха... опять Ноха. Вот только теперь нет ни страха, ни отчаяния, только желание увидеть чужую кровь на старых щербатых камнях. Шпаги, зло взвизгнув, схлестнулись и заплясали в смертельной схватке. Шумное дыхание и глухой звук шагов. Рваный разговор на языке быстрых выпадов, прыжков, поворотов, смертельный танец под серым, словно крыса, небом, которое вновь расплакалось мелким ледяным дождем. Крупная капля заползла Дикону за шиворот, заставив поежиться.
И он словно увидел со стороны того глупого шестнадцатилетнего мальчишку, бросившего вызов сразу семерым противникам. Если бы не маршал, он бы здесь сейчас не стоял. Почему они дерутся? Предлог глуп до безобразия. Что заставило обычно такого невозмутимого Валентина поддаться на провокацию? Что делал он недалеко от дома эра Августа?
Дикон задумался всего на мгновение и оступился, земля юркой змейкой выскользнула из-под ног.
- Вставайте! – кончик шпаги Валентина пляшет возле шеи. – Возьмите шпагу.
- Не хочу, - Дикон запрокидывает голову, открывая горло для удара и вглядываясь в светлые холодные глаз Придда, вот какие они оказывается...
- Вставайте!
- Вы тоже были у кансилльера? – и губы кривит та самая усмешка, что часто гостит на лице у эра. – Вы слышали о грозящей ей опасности? Вы любите ее, Валентин?
Тот молчит, не пытаясь отвести взгляд. Пауза мучительно затягивается, грозя обрушиться на головы соперников.
- Вы глупец, герцог, - но Придд все же отступает назад, убирая оружие.
- В таком случае, вы тоже.
Валентин медлит, а затем протягивает руку, помогая подняться. Они не ждут друг от друга извинений. Впервые Ричард чувствует, что понимает графа Васспарда. Они покидали Ноху, все так же молча, как шли туда, но теперь это была уютная, мягкая словно шаль, тишина.
- До свидания, Валентин, - примет руку или нет?
- До встречи... Ричард, - легкая пауза перед тем как назвать его по имени, но рукопожатие твердое и уверенное.

Дикон еще некоторое время смотрит вслед уходящему графу Васспарду, а затем резко разворачивается и спешит к особняку Алва. Злость ушла, осталось лихорадочное возбуждение, голова пустая-пустая, словно все мысли выдуло осенним ветром, а пальцы все крепче сжимают холодный металл кольца.
- Если твой разум под властью сомнений, то прислушайся к тому, что говорит тебе сердце, у тебя ведь очень мудрое сердце, Ричард Окделл, - шепчет юноша.
Сердце сделало свой выбор. Быть может, он ошибся. Но какие бы доводы ни приводил рассудок, болело и разрывалось сердце - этот глупый и доверчивый орган. «Создатель – это любовь», – учил Оноре и был без сомнения прав. Даже если эта любовь неправильная, грешная, даже если у нее нет ни будущего, ни прошлого, ни настоящего, даже если все, что она принесла, было лишь страданием.

2009-10-10 в 22:40 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Сейчас вечер, а значит Алва скорее всего у себя. Взбежав по лестнице, Ричард остановился у двери, прижавшись ней лбом и едва ощутимо гладя темное дерево кончиками пальцев, бездумно повторяя узор – крутящиеся вихри – уже ничего не изменить. Он постучал.
- Войдите.
Эр сидел на шкурах возле камина и перебирал какие-то бумаги, в камине билось пламя, неровными бликами ложась на лицо маршала.
- Что вы хотели, юноша? Только не говорите мне, что снова проиграли лошадь или кольцо.
Ричард вздрогнул, но помотал головой.
- Что же тогда?
Ворон кажется очень усталым. А может быть, это все игра света и тени на лице?
- Если вы все же здесь – налейте вина.
Руки дрожат и не слушаются – белая крупинка почти мгновенно растворяется в рубиновой жидкости. И правда кровь… Юноша, закусив губу, наблюдает за тем, как Алва неторопливо отпивает глоток и ставит на пол бокал, а затем одним глотком осушает свой. Вот и все… его шатает. Наверное, не стоило, в самом деле, не стоило использовать обе, но он не хотел, чтобы еще кто-нибудь, хоть еще кто-нибудь…Пол под ногами взбрыкнул, словно норовистая лошадь, кабинет закружился перед глазами и исчез, словно кто-то разом задул все свечи.


***
Свет возвращался постепенно, вначале неясной дымкой на грани сознания, а затем хлынув половодьем под сомкнутые веки. Поняв, что спрятаться не удастся, юноша открыл глаза, упираясь взглядом в высокий потолок. Его осмотр ничего не дал, а сонная муть в голосе проясняться не желала.
- Очнулись? – Хуан? – Я сейчас позову доктора.
Быстрые шаги и звук захлопывающейся двери. Разрубленный Змей! Что же происходит? Дикон нахмурился, вспоминая и стараясь не обращать внимания на раскалывающуюся от боли голову. Ворон, спокойно выходящий из пылающего дома…топорщащаяся на груди рубашка…кольцо с красным камнем в сухих пальцах кансилльера… Катарина… с другим.. холодные глаза Валентина… белая крупинка, так легко растворившаяся в вине… Ричард попытался рывком встать, но тут же чуть не потерял сознание от накатившей слабости.
- Вам нельзя вставать! – в комнату буквально вбежал пухлый старичок, очевидно, врач.
Он засуетился, осматривая юношу.
- Где? – голос отказывался повиноваться. – Где монсеньор?
- Герцог Алва уехал. Война.
- Что? ! А..
- А вы провели все эти дни между жизнью и смертью. Успокойтесь.
- Нет, я должен…
- Вы должны принять сейчас лекарство и спать. Вам нужно соблюдать постельный режим, если не хотите осложнений.
Сопротивляться сил не было. Хотя это не значило, что Дик не попытался. Но врач при поддержке Хуана оказался сильнее, им вдвоем удалось напоить герцога Окделла настойкой.
Когда он на следующее утро проснулся, то хмурый дворецкий передал ему запечатанный конверт. Дрожащими руками, Ричард распечатал его. Ничего… только сухое уведомление о том, что герцог Окделл, как только ему позволит состояние здоровья, поступит в распоряжение Лионеля Савиньяка в чине порученца, и размашистая подпись. Все.
Алва уехал.
Без него.
Действительно все.

2009-10-10 в 23:04 

«Действительно все.»

Нет, давайте, пожалуйста, дальше...

URL
2009-10-10 в 23:12 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Гость от 23: 04, в этом порции и правда все) Дальше будет дальше)

2009-10-10 в 23:17 

«Дальше будет дальше»
Это радует, жду с нетерпением! Спасибо за творчество!

URL
2009-10-10 в 23:20 

Пишу за фидбэк.
Это совсем конец? :horror:
Это страшно. И здорово. :hlop::red:
Только как-то всё немножечко слишком быстро...

2009-10-10 в 23:21 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Это радует, жду с нетерпением! Спасибо за творчество!
А меня радует, что фик читаю не только я и мои бета с гаммой)) Спасибо, что ждете) Хотя и самой очень интересно наконец увидеть конец):shy:

2009-10-10 в 23:22 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Botan-chan , не-не-не...будут еще главы))) просто мы ушли от канона в ау)

2009-10-10 в 23:31 

Пишу за фидбэк.
trii-san, уф, успокоили...

2009-10-10 в 23:35 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Botan-chan , да, я ж хотела вывесить приддупреждение:
Предупреждение:
1.официально добавляю в шапку ангст.
2. Будет ХЭ, но у автора очень своеобразное представление о том, что это такое. Например, до сих пор считаю, что у "Ромэо и Джульеты" - ХЭ.

2009-10-11 в 00:11 

Как-то стало очень скомканно и чуть ли не с цитатами из книжки, только втиснули нескольких персонажей туда, где их не было, а так все прямо дословно. ((
Начало было гораздо лучше, там было вроде и по канону, а совсем про другое. А сейчас как будто "вырезать-вставить", и собственная логика действий непонятна: с Валентином неубедительно совсем вышло и непонятно. И Катарина совсем-совсем картонная, ну неужели она со всеми юношами разговаривает прямо по бумажке, одними и теми же словами? Юноши-то ведь разные.

Автор, не хочу вас обижать, но вы лучше постарайтесь писать сами, а не переписывать эпизоды из книжки. Есть же фики, которые написаны по книжным эпизодам, но от которых такого впечатления не возникает. Значит, это возможно!
Удачи вам!

URL
2009-10-11 в 00:26 

Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
Без него. Действительно все. ыыыыы...читаю комменты и мне становится плохо...
Оно прекрасно,страшно прекрасно*пошла за валерьянкой*Спасибо :red:

2009-10-11 в 07:21 

Belka.
[Say you want it. Say you need it. Come and get it 'cause we love the shame] Two can keep a secret if one of them is dead
хорошее начало дня)))
жду продолжения.
целых две части, а кажется что очень мало))

2009-10-11 в 09:26 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Гость от 00:11, спасибо за критику) Очень хорошо, что кто-то может сказать не просто: "Аффтар пиши исчо", но и обоснованно указать на минусы. Я согласна в оценке каноной части, процесс поимки обоснуя был не очень удачен. Над этими частями нужно еще поработать. Но на Валентину и Катари у меня пока совсем иной взгляд. Быть может потому, что я все-таки знаю, что там будет дальше.

Альвия, мры) Скушай лучше конфетку) :candy:

-Belphegor- , будем писать) читателям часто и целого фика мало, сама такая ж

2009-10-11 в 09:35 

Belka.
[Say you want it. Say you need it. Come and get it 'cause we love the shame] Two can keep a secret if one of them is dead
trii-san это дааа)) особенно если очень нравится;-)

2009-10-11 в 10:11 

Альвия
Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
trii-san *беру конфетку?:-( буду ждать....*

2009-10-11 в 11:52 

Далек-вышивалек
Дальше будет дальше
Ур-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-ра! Скорее бы!!!

А я так надеялась, что увидев Катарину с другим, Дикуша передумает окончательно и бесповоротно... :weep3:

2009-10-13 в 23:31 

Skade
Вкус победы - это вкус чьей-то боли | Ginora desu
Ну, пожалуй, тоже похвалю)) И поною, что уж очень интересно чем закончится, да. *тонкий намек*
А бету нежно гладьте по голове ибо вычитано плохо оО
:red:

2009-10-14 в 21:35 

kierana
Я живу в придуманных мирах придуманных людей и считаю эту жизнь настоящей.
:vo:

2009-10-15 в 21:51 

Например, до сих пор считаю, что у "Ромэо и Джульеты" - ХЭ. — это ведь не намек на грядущие самоубийства героев, нет?

URL
     

"Отблески Этерны" - Кинк-фест

главная