23:21 

2.30

Кэртианские кинки
"Если у Первого Маршала нет голоса, он снимает штаны!" (с)
Катари/Алва/Ричард
У Катари и Рокэ внегласный спор "кто первый" - оба совращают Ричарда. Первым получается Алва. желательно несколько сцен по отдельности и обязательно финальную - секс на троих

@темы: выполненные заявки, 2 тур

URL
Комментарии
2009-08-12 в 23:56 

Menedemos , отбетила, нэ? А что? Очень даже подходящее, а то все просто трава, да трава..

URL
2009-08-13 в 11:17 

НекроМант! =3
Автор, тогда решено и официально запатентована должность «дрыхдилера»))

2009-08-13 в 13:59 

Menedemos , пора развивать сеть)) И тогда я стану *дрыхбароном БУХАХА!*

URL
2009-08-13 в 14:10 

Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
:hmm: зашла,почитала,офигела.Дайте и мне порцию,попробую,что за дрых:lol:

2009-08-13 в 14:18 

Альвия , дрых - это саграннская травка *дальше читай переписку с бетой, она где-то выше в теме висит* Как результат употребления дрыха - повышенный левел Музы и прокачка новых возможностей, а так же повышенное настроение и общий жизненный тонус!
Аффтар-дрыхдиллер

URL
2009-08-13 в 14:19 

Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
Гость дайте2 ,нет лучше 5 :hmm: :lol:

2009-08-13 в 14:22 

Альвия, да пожалуйста, семена киньте в горшочек - вдруг с них фанфики или что нужное вырастет..оно такое...*с большим знанием дела*
Вышел Аффтар из тумана, вынул дрыха из кармана

URL
2009-08-13 в 14:25 

Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
Гость *с идиотским выражением на лице* ищу горшочек ,а кружка подойдёт?

2009-08-13 в 14:28 

Альвия , подойдет, если хорошо приживется, так потом и на целую степь хватит*мечтательно*

URL
2009-08-13 в 15:36 

Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
Гость *напеваю*долина дрыхова долина...*подействовало*:lol:

2009-08-13 в 17:52 

URL
2009-08-13 в 17:55 

*первая бета бегло просмотрела дискуссию и схватилась за голову* Я создала новую субкультуру - дрыходёры...

URL
2009-08-13 в 18:02 

*Аффтар помахал лапкой* Поздно пить Боржоми)))

URL
2009-08-13 в 19:16 

Michael Sinner
Что не можешь довести до ума - доведи до абсурда.
Альвия
он и в пластиковм стаканчике неплохо растет, главное, надписать на стаканчике "слэшем поливать нельзя поливать водой" и не поставить запятую)) а если при этом еще вслух читать кинковые фесты ему, так вообще будет цвести буйным цветом)) не то что на степь - на всю тайгу разрастется))

2009-08-13 в 19:33 

*Karlson* , ему еще слэш-сказки на ночь рассказывать надо*совет от производителя* и картинки показывать))

URL
2009-08-13 в 19:42 

Что не можешь довести до ума - доведи до абсурда.
Гость
ыыы... если я буду его еще сказками и картинками подкармливать, он начнет из балкона вываливаться)))

2009-08-13 в 19:48 

*Karlson*, а вы скуривайте или там чаек заваривайте)) *корыстный аффтар*

URL
2009-08-13 в 19:54 

Michael Sinner
Что не можешь довести до ума - доведи до абсурда.
:eat2:

2009-08-13 в 20:06 

URL
2009-08-13 в 20:13 

Michael Sinner
Что не можешь довести до ума - доведи до абсурда.
Автор, главное, чтобы дрыха хватило до следующего продолжения)

2009-08-13 в 20:23 

*автор закрыл лицо лапками и изо всех пытается изобразить, что ему стыдно* :shy::shy::shy:

URL
2009-08-13 в 21:06 

Не прекратятся раздоры на западе и на востоке и в переулках души моей.
*Karlson* *спасибо,записала,посмотрим что выйдет,спасибо автору и бете(гамме) за дрых:lol:

2009-08-13 в 21:13 

Альвия , пользуйтесь*аффтар все же корыстный, вы не думайте* бетам

URL
2009-08-24 в 23:06 

Часть 7.
***
Его Крысейшество обеспокоенно принюхался: в воздухе все еще пахло опасностью. А ведь он делал все, чтобы спасти своего глупого и неразумного человека. Они недавно спаслись от бушующей, грозящей поглотить все стихии вновь направляются к закатным кошкам. Клемент позволил человеку погладить свою пушистую шкурку.
- Беги, - человек посадил его на пол. – Подрастешь, заведешь себе подружку… Нечего тебе со мной делать.
Крыс возмущенно пискнул и взобрался по ножке обратно на стол. Чего это человек выдумал?! Никуда он не пойдет.
- Глупый ты, - грустно рассмеялся тот. – Хотя я вот тоже… не сбежал. Ворон вцепился в лисью шкурку и не отпустит просто так свою добычу. Я не хочу… не хочу, чтобы и Равиат превратился в развалины, подобно долине Биры, а так и будет, если Алва выпустит на волю еще одно озеро. Адгемар… Адгемар - политик. Он, не задумываясь, избавился от казаронов, тянувших Кагету назад, а теперь бросит в водоворот войны и нас. Нет… Мы пойдем сами, спутанные по рукам и ногам своей Честью. И ты тоже идешь, так, ваше Крысейшество?
Крыс беспокойно пискнул, но что он мог поделать, чтобы хоть как-то утешить хозяина?
***
Победители и побежденные застыли друг напротив друга. Ветер одинаково трепал флаги кагетов, талигойцев и бакранцев, пронзительно-яркий солнечный свет заливал выбранную для переговоров лощину, но не грел, а лишь слепил глаза. Ворон молчал, по-видимому, не собираясь начинать разговор первым. Дикон стоял позади эра и тщетно пытался перестать рассматривать черноволосый затылок. На душе было удивительно паршиво, до сих пор ему удавалось отвлечься от горьких размышлений о собственной глупости и безразличии Алвы, но сейчас в этой напряженной тишине незваные мысли не давали покоя. Дикон злился на Ворона за то, что тот вел себя, как ни в чем не бывало, злился на таможенников, с которыми эр проводил так много времени, злился на себя: выдумал же блажь – полез к Ворону с объятьями, идиот, - но больше всего он злился на то, что ничего, ничего не изменилось! Он так и остался пустым местом для своего эра.
Его размышления прервал горестный, хорошо поставленный голос Адгемара, который лицемерно убеждал победителей, что не знал ни о набегах бириссцев, ни о том, что вожди «барсов» были подкуплены гоганским золотом и вступили в сговор с объявленным в Талиге вне закона герцогом Эпинэ. Вот они преступники – и головы «седунов» летят к ногам Ворона. Мирная страна, отчаянно оборонявшаяся от захватчиков, повержена. И ее правитель готов заплатить, откупиться. Победитель получает все: кровь, золото и женщину.
Ричард мог только молча сжимать кулаки, вслушиваясь в лживые слова Адгемара. Не знал он! Как же! Никто в здравом уме не поверит в эту ложь, но позади Лиса стоял связанный Робер, а к ногам Ворона полетели головы бириссцев. Дикон пытался поймать взгляд Эпинэ, но безуспешно, тот глядел куда-то поверх голов, быть может, вглядываясь в серое небо. Что его ждет после возвращения в Талиг? Допросы, пытки и, наконец, казнь - все, что ждало бы и Эгмонта Окделла, не реши Алва вызвать вождя восстания на дуэль. Ричард стиснул зубы, хватаясь за эту новую для себя мысль. У Ворона довольно странные понятия о благородстве, быть может… Но Робера сейчас это не спасет. Его жизнь послужит оплатой долгов казаров, и кому?! Бывшим козопасам, которых Ворон вытащил с их пыльной горы и которым преподнес победу на блюдечке, разве что только в рот не положил. Когда они с Робером прощались на Барсовых воротах, еще была надежда, что им удастся увидеться где-нибудь под мирной крышей, поговорить, наконец! А где она теперь?
Ричард скрипнул зубами, когда казары кинули пленника под ноги победителям, да так неосторожно, что тот разбил себе лицо о камни. К ларцам с золотом они отнеслись куда почтительнее, видимо ценя их больше, чем жизнь бывшего союзника. Не дожидаясь приказа эра он бросился к Роберу, помогая подняться ему на ноги. Весь вид Дика говорил, что он собирается защищать друга.
- Юноша, усадите его и помогите остановить кровь, - кивнул Алва. – И снимите веревки, я полагаю, что Эпинэ убегать не собирается.
Ричард отвел Робера к стоящему неподалеку валуну. Тот осторожно прислонился к нему спиной.
- Вот и свиделись, - улыбнулся Эпинэ разбитыми губами. – Жаль, что при таких обстоятельствах.
- Робер, я помогу вам! – веревки, наконец, поддались усилиям, и, отбросив их в сторону, Дикон осторожно принялся растирать запястья. – Вы же не думаете, что я брошу вас? Нужно бежать.
- Нет.
- Почему?!
- За свои ошибки нужно платить, Ричард. Даже если ценой является смерть. Я не хочу, чтобы разменной монетой послужили чужие жизни: твоя, твоих родных… Не уговаривай.
- Но…
- Лучше поможешь мне позже, - еще раз улыбнулся Эпинэ, поднимаясь навстречу бакранцу. – Подбросишь мне кинжал, пусть гадают, где я его нашел. Но нам, кажется, пора.

***
Рокэ улыбается, ему весело, возможно это одно из лучших представлений в его жизни. Он скользит взглядом по лицам окружающих людей: невозмутимый бакранский старейшина, так похожий сейчас на древнего идола, бледный, с огромными отчаянными глазами Дикон, усталая покорность Эпинэ, лучащийся скрытым удовлетворением Адгемар, Шеманталь – вот уж кто не меньше него получает удовольствие от этого фарса. Бакранец водружает на голову пленнику ярко-красную ягоду: попасть в такую сложнее, чем в голову или, например, в яблоко, но гораздо легче, чем в вишню – и отходит назад. Лис щурится на солнце, едва не облизываясь ничуть не хуже своего лесного собрата, а Рокэ улыбается ему в ответ и перебрасывает пистолет из правой руки в левую.
Громкий выстрел, белый дымок из пистолетного дула, красный ягодный сок пачкает седую прядь, а кровь заливает белые меховые одежды – Бакра вынес приговор. Ворон опускает оружие и смеется, громко, взахлеб. Адгемар виновен и мертв, а Иноходец оправдан и жив. Нелепый бакранский обычай пришелся весьма кстати. Алва пьян, он много и часто пьет, а дриксенские курки так легко соскальзывают. Бакра не принял плату, хитрый Лис, что повадился в талигский курятник, мертв, а человек, чьей жизнью он хотел заплатить по долгам – жив. Кто не знает сказку о метком стрелке, способном сбить стрелой яблоко с головы человека? Теперь вот Первому Маршалу Талига довелось побыть на его месте. Смешно.
Алва прячет пистолет. Бакра вынес свой приговор, и представление подошло к концу. Он приказывает привести коня для Эпинэ - кому, как ни ему можно доверить заботу об осиротевшей лошади. Да и не стоит задерживаться оправданному преступнику в стане противника.
- Езжайте, Робер.
Усталый человек легко взлетает в седло. Жаль, что не удалось найти иноходца. Иноходец на иноходце – в этом есть какая-то гармония. Но полумориск все же гораздо лучший выбор, а бакранское посольство убережет путника от разбойников. В этот раз их пути расходятся, но будущее не за горами, а Робер не тот человек, чтобы бесследно исчезнуть, и когда-нибудь они вновь встретятся.
Легкий поворот головы, теперь краем глаза можно разглядеть худощавого подростка: русые волосы уже порядочно отросли и забавно торчат во все стороны, словно перья у птенца. В глазах у мальчишки застыли обида и непонимание, но ответа на незаданный вопрос он так и не получит. Ричард и так подошел непозволительно близко, настолько, что скоро уже отступать обоим будет некуда. Рядом что-то лопочет растрепанная бакранская ведьма. Она предлагает ему заглянуть в глаза Великому Бакре, и быть может это не худшее из предложений, что он получал.
Священный алтарь: черная, отполированная до блеска каменюка, разноцветные ленты, черепа козлов – куда же без них? Неподалеку напряженно оглядывается оруженосец – зачем-то увязался следом, любопытный мальчишка. Интересно, как чувствует себя Повелитель Скал среди этих гор? Что они рассказывают ему по ночам?
Холодная вода горного источника наполняет ведро, нужно омыть ею древний камень. Старуха вздымает сухие костлявые руки к небу и что-то вопит на незнакомом языке. На черной каменной глади проступают знаки – не стереть их, не скрыться, не побороть судьбы – упрямая пряха выткала их на своем полотне. Пальцы привычно касаются век, пытаясь отогнать то ли усталость, то ли боль. Рядом, вскрикнув, падает на землю без сознания оруженосец.
Рокэ подавляет желание выругаться: у юноши определенно талант притягивать к себе неприятности. Еще бы он научился самостоятельно из них выпутываться… Алва осторожно подхватил юношу на руки - лежать на своей кровати в палатке ему будет, пожалуй, удобнее.
Неспешный, тихий разговор, пляшет пламя свечей, отбрасывая темные тени на бледное лицо оруженосца, лежащего на походной койке. Вино светится кровавым рубином, незнакомо горчит на языке, согревает холодную горную ночь. Ричард заворочался, приходя в себя.
- Вас сразила красота Премудрой Гарры, юноша?
- Нет, монсеньор, - голос хриплый – когда успел простудиться?
- Тогда что же с вами случилось?
- Я не помню, - юный Окделл лгать не умеет, но стоит ли его сейчас расспрашивать?
- Юноша, как вы относитесь к дальним странствиям?
- Монсеньор…
- Не хотите ли присоединиться к Роберу Эпинэ?
- Вы меня отсылаете? – он, наконец, смотрит прямо в глаза.
- Вам его общество придется больше по вкусу, чем мое. Ну, так что скажете?
Отвел взгляд, разглядывает свои руки.
- Я остаюсь, монсеньор.
- Как пожелаете, - кивок. – Тогда отдыхайте, вы все еще бледны.
- Мы едем в Тронко? - чем юношу так заинтересовала простыня?
- В Олларию, сударь. Пишите сонеты для своей дамы, а белого коня я вам подарю.

URL
2009-08-24 в 23:07 

***
Ричард надвинул на глаза шляпу и поежился. Предзимнее небо хмурилось, раздумывая, не пролиться ли на землю дождем. Над головой, ныряя в серые тучи, кружил черный ворон. Юноша поискал взглядом его собрата – эр ехал далеко впереди в обществе полковника Коннера и даже не вспоминал о своем оруженосце. Ричард на секунду прикрыл глаза, борясь с обидой и стыдом. Что ты о себе вообразил, глупец?! Ворону плевать на тебя и твои переживания, ему не терпится избавиться от твоего общества, иначе стал бы он предлагать уехать вместе с Робером? А ты отказался. Конечно, иначе бы ты никогда не увидел Катари и эра Августа… Но дело ведь не в них, признайся самому себе. Настоящая причина едет впереди на черном мориске, и знать не знает, да и не желает знать, что там творится у тебя в душе.
Тоска. Такая же серая, как это небо, и промозглая, словно холодный ветер, то и дело забирающийся под одежду. Обида, более жгучая, чем самые острые пряности. Гнев, чернее пера ворона. Одиночество – пора бы привыкнуть к нему, сударь.
С небес на ворона стрелой падает золотистый орлан, тот уклоняется, но не улетает, а отвечает ударом на удар, но и орлан не хочет отступать. И вот они, сцепившись в один золотисто-черный клубок, падают за холм. И тут же в галоп срывается Моро со своим всадником. По наитию Ричард пускает Сону следом.
Он нашел эра у подножия холма возле самой кромки кустарника. На красно-желтом ковре из листьев лежат, сплетясь в смертельных объятиях две птицы, красные ягоды на земле кажутся капельками крови. Ворон еще дышит, но по пробегающим судорогам ясно, что он не жилец. Грохнул выстрел, и птица затихла. По неподвижному лицу Ворона сложно понять, о чем он думает. Алва сделал глоток из фляжки и передал ее Дикону. Тот осторожно отхлебнул остро пахнущую жидкость и закашлялся. Касера! Они молча наломали сухих веток, полили оставшимся в фляжке напитком и подожгли – погребальный костер для птиц. Ворон повернулся, собираясь уйти.
- Почему вы хотели меня отослать? – вопрос глупее не придумаешь, но слова сами сорвались с губ, не послушавшись доводов разума.
- Почему ты остался?
- Если бы я уехал, то больше не смог бы видеть вас, - к тем глупостям, что он уже совершил, добавилась еще одна.
Оказывается, так просто встретить холодный синий взгляд, читающий тебя легко, словно книгу. Алва чуть медлит, а затем подходит ближе, сжимает жесткими пальцами подбородок, и Дикон шепчет что-то бессвязное и сам тянется за поцелуем. Страшно. Настолько, что проще не думать, не двигаться и не открывать глаз. Наконец чужие губы откликаются, превращая поцелуй из почти целомудренного касания губ в нечто более глубокое, темное и страстное. В волосы вплетаются пальцы, Ворон притягивает его ближе, успокаивая, скользит ладонями по спине, и Дикон пусть неумело, пусть и неловко, но старается вложить в движения губ все, что не может высказать словами. Алва отстраняется, гладит кончиками пальцев по щеке и целует, снова и снова. Поцелуи голодные и злые, даже так он пытается оттолкнуть, поэтому Ричард отвечает как можно мягче, и злость уступает место долгой, тягучей нежности.
Дик утыкается в плечо эра, пряча пылающее лицо. Ну почему Ворон молчит?! Теплая ладонь гладит русую макушку.
- Нужно возвращаться, - тихий шепот.
Дикон вздыхает и делает один почти невозможный шаг назад.
Теперь юноша не плетется позади, Алва придерживает Моро, не давая ему вырваться вперед. Они едут вместе, плечом к плечу, а в голове бьется испуганной пичугой единственная мысль:
- Что же будет дальше?

URL
2009-08-24 в 23:32 

Пишу за фидбэк.
что будет дальше - что будет дальше - что будет дальше... *бегает крукгами по потолку*
Это замечательно, особенно POV Алвы, на который мало кто решается. И Дик... Дик замечательный.
что будет дальше - что будет дальше - что будет дальше...

2009-08-24 в 23:34 

НекроМант! =3
*последний кусочек* :hamp: :heart: :hamp: :heart: :hamp:

2009-08-24 в 23:37 

– Радируйте обратно. Помощи не будет. Точка. Погибать, запятая, но не сдаваться. Точка. Подписал – Колчак. Точка.
даже после третьего прочтения последней сцены я ощущаю бегущую по спине мурашку))) автор, я вас буду упорно продолжать пинать))

2009-08-24 в 23:57 

Гори-гори, мой синий мозг, гуди, мыслительное пламя (с)
Автору надоело шифроваться, итак все знают кто он есть, да и забывает вечно об этом
Botan-chan , самый интригующий вопрос, нэ? *а я знаю, а я знаю!*
Честно говоря POV вышел попытки со второй, когда автор серьезно пнул Музу. Лично мне кажется, что мой Алва все же ООС. Но я не Камша, так что это нормально. И Ричард... не удержалась)

Menedemos , :shy: Да, я его тоже перечитываю))

Rocita ,тебе меня просто положено пинать. Тем более, что все самое интересное впереди.

2009-08-25 в 00:01 

Belka.
[Say you want it. Say you need it. Come and get it 'cause we love the shame] Two can keep a secret if one of them is dead
Прям таки сказка на ночь глядя))
последний кусок просто прелесть:inlove:

     

"Отблески Этерны" - Кинк-фест

главная